8 800 250 45 40 служба контроля качества
Все новости
17 Окт 2019

Салки с нерпами и прятки с медведями

У большинства из нас, офисных кофемашинистов, было вполне обычное дальневосточное лето — долгожданное, дождливое, полное несбывшихся надежд. 🙂

Но только не у двух наших Дмитриев (генерального директора и юриста)! У них были необитаемые пляжи, охотничий домик за полярным кругом, каякокрушение, терпящий бедствие катер, нерпы и медведи. И это при том, что отдыхали они не вместе. Лучше сами читайте!

Дмитрий Лутченко, генеральный директор Coffee Machine:

«У меня была мечта — в одиночку отправиться в путешествие на каяке. Эту идею мне подкинул мой хороший друг, увлечённый походник, который живёт в Москве. Он неделю один ходил по островам Карелии, растерял социальные навыки, прошёл все стадии самопознания — в общем, вернулся в полном восторге.

В конце августа я взял каяк в прокат и ушёл в первый, 5-дневный, поход — по островам Амурского залива. До этого я плавал на каяке только по рекам и озёрам, там всё легко — из колонки звучит музыка, ноги закинуты поудобнее, ты расслабленно подгребаешь веслом, пока тебя несёт течение, а вода обычно как стекло. У нас всё не так! Во-первых, волны. Во-вторых, ветер. В-третьих, море, а в море страшно. Погода непредсказуемая.

Так вот, на второй день моего похода начались дожди, и они почти не прекращались. Иногда я проводил в палатке по два дня, прочитал кучу книг. И перебежками в хорошую погоду дошёл до острова Кротова (недалеко от о. Желтухина), побывав на Русском, Рейнеке и Рикорда. Ходить по Амурскому заливу было вполне комфортно — местность хорошо знакома, волны как таковой нет, в любой момент можно выйти на песочный или галечный пляж. Адреналин я получил позже.

Вернулся домой, за два дня сделал работу над ошибками, собрал провиант и отправился покорять главную цель — доплыть от Находки до посёлка Преображение, туда, где настоящее море и невероятно красивая дикая природа, к которой не проложены дороги.

Мой поход начался с идеальной погоды — ну, я так думал, когда выходил из небольшой и тихой бухточки. За ближайшим мысом появились скалы, а вместо волн на меня шли настоящие синие горы. Такая волна тебя не захлёстывает, а плавно поднимает и опускает, но, находясь в нижней точке, ты переживаешь самый страшный момент — видишь, что на тебя идёт следующая, такая же огромная.

Я чувствовал себя карикатурным персонажем, который гребёт в тазу посреди океана. Мой тазик так загружен, что почти целиком сидит в воде, потому что я перестраховался и взял провиант с запасом на 10 дней. Пришвартоваться некуда, на берегу скалы, о которые с рёвом разбиваются волны, — туда мне не надо. Ни лодок, ни кораблей вокруг нет, впереди 7 дней — куда я попёрся? И каяк надо было брать раза в 1,5 больше, и не стоило его так нагружать — все ошибки я, как это обычно бывает, осознал в первый час.

Два часа грёб в стрессе, ожидая, что волна опрокинет меня в ледяную воду. И тут слева, среди скал, я увидел просвет между рифами — малюсенький пляжик, буквально метров 20. На пути к нему меня подхватила гигантская волна, я летел с огромной скоростью, буквально сёрфил на каяке. У берега я перевернулся, палатка и провиант разлетелись, а меня прихлопнуло лодкой сверху.

Выловив каяк и поклажу с рифов, я исследовал этот пляж — абсолютно дикий, спрятанный за зелёной отвесной скалой, с личным водопадом. После попытки снова отправиться в путь, когда меня сразу же перевернуло, я понял, что в этот день уже никуда не иду. Разбил палатку, принёс в жертву банку тушёнки и воздал хвалу океану.

В дальнейшем я понял — у меня есть примерно 4 часа с утра, чтобы грести. К 12-ти, как по расписанию, появлялся бриз, который нагонял такую волну, что идти было невозможно. А при своём крушении я порвал юбку, защищавшую каяк от воды, и, когда начинались волны, уже через полчаса я сидел в тазу с ледяной водой.

Дня 3-4 я плыл на север, но понял, что не успею дойти до своей цели. В этот момент рядом были только непроходимые места. Преодолев немногим больше половины маршрута, я поплыл обратно и вернулся к популярной бухте Триозёрье — из которой я быстро сбежал по пути к Преображению, но из которой меня легко могли забрать на машине домой. Всего я прошёл около 50 км.

И это лучшее, что со мной происходило из походного. Я получил абсолютный информационный детокс. На телефоне смотрел только приложение с картами. Даже книги были не нужны. Свой день рождения я провёл, лёжа на огромном, плоском, горячем камне, на крошечном пляжике, который случайно нашёл среди рифов. Поставил на камень палатку, наблюдал, как садится солнце и появляются звёзды.

Видел много нерп. Гребёшь — и вдруг в метрах 5 появляется любопытная голова, смотрит на тебя чёрными глазками, фыркает носом, а когда пытаешься к ней подгрести, она уходит под воду и появляется в другой стороне, будто играет в прятки. Встречал змей, которые ничего не боятся. Касаток, как ни надеялся, не увидел.

Однажды в штиль я взял маску и отплыл от берега подальше. Вода была суперпрозрачной, но ледяной. Я не смог нырять даже в гидрокостюме, зато отчётливо видел проплывавший подо мной огромный косяк рыбы, он минут 15 не заканчивался. В сумерках в воде много планктона, звёзды ярко светят, светлячки летают — сплошная дискотека. Природа — это целый город, который живёт своей жизнью, просто мы этого не ощущаем, пока не успокоимся.

Хочу ещё! Но в более далёкие области, потому что самый кайф начался, когда я ушёл далеко за обитаемые пляжи. Следующим летом точно пойду, только уже куплю себе каяк размером побольше».

Дмитрий Селезнёв, юрист Coffee Machine:

«В августе сослуживец позвал меня в гости, в Красноярск. Оттуда мы на самолёте рванули на рыбалку — куда-то в район Красноярска, думал я, а оказался в районе Крайнего Севера. Мы прилетели в маленький городок Игарка за Полярным кругом, в зону вечной мерзлоты. Точнее в аэропорт на острове, от него на буксире добрались до города. Запаслись продуктами, бензином, взяли катер и отправились в охотничий домик примерно в ста километрах от Игарки по реке Енисей.

Домик наш находился в глухом лесу, прямо на выходе — кусты с голубикой, черникой, вокруг непроходимая тайга. Тропы выложены дощатым настилом, потому что под ногами подушка из моха, которая под весом человека проваливается сантиметров на 10.

Нам было достаточно один раза увидеть медвежонка возле избы (его спугнул рёв квадроцикла, на котором мы перевозили вещи с катера), чтобы каждое утро не забывать разгонять ревун — специальное приспособление, которое издаёт очень громкие звуки, отпугивающие медведей.

Мы рыбачили в притоках Енисея, ловили окуней и щук, собирали гигантские подберёзовики (не отходя далеко от домика) — такие, что с одного гриба получалась полная сковородка. Однажды устроили пикник на маленьком песчаном острове посреди реки, который появляется, когда уровень воды опускается, а в половодье полностью скрывается. Затемно возвращались домой, готовили улов и ложились спать. Я впервые в жизни разделывал рыбу, которую выловил сам, и сварил вкуснейшую уху.

С погодой нам повезло, застали аномально хорошую для тех мест температуру воздуха — +20-25 градусов, воды — 16 градусов (самое то, чтобы с удовольствием окунуться после целого дня на жаре). Так что купальный сезон я открыл за полярным кругом. А уже через неделю после нашего отъезда выпал снег.

Самое классное, что мы были оторваны от цивилизации. Вечером, когда глушили генератор и ложились спать, наслаждались идеальной тишиной, слышали только птиц в лесу. Я наконец-то выспался. До такой степени, что, засыпая в час ночи или позже, просыпался в 8 утра без будильника и как огурчик. Получили то, чего не хватает в городе, — тишину и умиротворение, за 4 дня ни одного звонка. Сотовые телефоны не ловили вообще, а спутниковый, необходимый для экстренной связи с городом, — через раз.

На обратном пути нас ждала самая волнующая часть путешествия — наш катер сломался, что-то случилось с двигателем, винт не крутился. К тому же, лодка слегка подтекала, и, когда аккумулятор умер, помпа перестала откачивать воду. До города оставалось около 60 километров, спутниковый телефон не работал, дрейфовать по течению нам бы пришлось дня два. Благо, мимо шли люди, которые хоть и не смогли взять наш катер на буксир, но пообещали сообщить о нас по прибытии в город.

Мы на веслах подошли к берегу, порыбачили. Вечерело, мы уже начали готовить на костре щуку, а после ужина планировали вернуться в катер и, дрейфуя, ночевать под тентом. Это показалось нам лучшим выходом, чем встретить медведей, которые тоже выходят порыбачить к реке (их следы мы уже видели на берегу). Но за нами пришел буксир. К тому моменту мы терпели бедствие уже 7 часов. В Игарку вернусь в ночи, весь следующий день ждали вылет в Красноярск из-за плохой погоды, а из Красноярска во Владивосток я отправился на поезде. За 4 дня проехал полстраны, и это было отдельное приключение. Вот так я повидал друга».